Борис Рыжий

* * *

Вот зима наступила.
И снежинки ссыпаются, как шестеренки,
из разобранной тучи.
О, великий, могучий,
помоги прокормить мне жену и ребенка.
Чтоб отца не забыли.

Снег хрустит под ногою.
Снег бинтует кровавую морду планеты.
Но она проступает
под ногою. Не знаю,
доживем ли до нового лета
мы, родная, с тобою.

Я встаю на колени.
Умываю лицо снегом, смешанным с кровью.
Горизонт – как веревка,
чтоб развешать пеленки
снов ненужных совсем. И с какою любовью...
И с любовью, и с ленью

припадаю к земле и
слышу шум в населенных, прокуренных недрах.
Это мертвые мчатся
на гробах. И несчастней,
и страшней самураев в торпедах.
И печальней, и злее.

1994