Борис Рыжий

Фет

...читаю «Фантазию» Фета
так голос знаком и размер,
как будто, как будто я где-то
встречал его. Вот, например,

у Анненского «Панихидный
трилистник». Могу ли забыть.
И вот, и совсем не обидно,
что Фету так радостно жить.

Фонтан. Соловьиные трели.
Излишняя роскошь сердец.
Но, милые, вы проглядели
«Фантазии» Фета конец.

Ну что ж, что прекрасна погода,
что души витают, любя –
Всегда ведь находится кто-то,
кто горечь берет на себя.

Все можно домыслить. Но все же
во всем разобраться нельзя.
О, как интонации схожи
у счастья и горя, друзья.

1995