Серебряный век - поэзия и поэты

Борис Пастернак — Весна

Борис Пастернак
Авторы по алфавиту
A Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я







Весна

Пять стихотворений

		1 

Весна, я с улицы, где тополь удивлен, 
Где даль пугается, где дом упасть боится, 
Где воздух синь, как узелок с бельем 
У выписавшегося из больницы. 

Где вечер пуст, как прерванный рассказ, 
Оставленный звездой без продолженья 
К недоуменью тысяч шумных глаз, 
Бездонных и лишенных выраженья. 

1918

		2 

Пара форточных петелек, 
Февраля отголоски. 
Пить, пока не заметили, 
Пить вискам и прическе! 

Гул ворвался, как шомпол. 
О холодный, сначала бы! 
Бурный друг мой, о чем бы? 
Воздух воли и — жалобы?! 

Что за смысл в этом пойле? 
Боже, кем это мелются, 
Языком ли, душой ли, 
Этот плеск, эти прелести? 

Кто ты, март? — Закипал же 
Даже лед, и обуглятся, 
Раскатясь, экипажи 
По свихнувшейся улице! 

Научи, как ворочать 
Языком, чтоб растрогались, 
Как тобой, этой ночью 
Эти дрожки и щеголи. 

1919

		3 

Воздух дождиком частым сечется. 
Поседев, шелудивеет лед. 
Ждешь: вот-вот горизонт и очнется 
И — начнется. И гул пойдет. 

Как всегда, расстегнув нараспашку 
Пальтецо и кашне на груди, 
Пред собой он погонит неспавших, 
Очумелых птиц впереди. 

Он зайдет к тебе и, развинчен, 
Станет свечный натек колупать, 
И зевнет и припомнит, что нынче 
Можно снять с гиацинтов колпак. 

И шальной, шевелюру ероша, 
В замешательстве смысл темня, 
Ошарашит тебя нехорошей 
Глупой сказкой своей про меня. 

1918

		4 

Закрой глаза. В наиглушайшем органе 
На тридцать верст забывшихся пространств 
Стоят в парах и каплют храп и хорканье, 
Смех, лепет, плач, беспамятство и транс. 

Им, как и мне, невмочь с весною свыкнуться, 
Не в первый раз стараюсь, — не привык. 
Сейчас по чащам мне и этим мыканцам 
Подносит чашу дыма паровик. 

Давно ль под сенью орденских капитулов, 
Служивших в полном облаченьи хвой, 
Мирянин-март украдкою пропитывал 
Тропинки парка терпкой синевой? 

Его грехи на мне под старость скажутся, 
Бродивших верб откупоривши штоф, 
Он уходил с утра под прутья саженцев, 
В пруды с угаром тонущих кустов. 

В вечерний час переставала двигаться 
Жемчужных луж и речек акварель, 
И у дверей показывались выходцы 
Из первых игр и первых букварей. 

1921

		5 

Чирикали птицы и были искренни. 
Сияло солнце на лаке карет. 
С точильного камня не сыпались искры, 
А сыпались — гасли, в лучах сгорев. 

В раскрытые окна на их рукоделье 
Садились, как голуби, облака. 
Они замечали: с воды похудели 
Заборы — заметно, кресты — слегка. 

Чирикали птицы. Из школы на улицу, 
На тумбы ложилось, хлынув волной, 
Немолчное пенье и щелканье шпулек, 
Мелькали косички и цокал челнок. 

Не сыпались искры, а сыпались — гасли. 
Был день расточителен; над школой свежей 
Неслись облака, и точильщик был счастлив, 
Что столько на свете у женщин ножей. 

1922