Серебряный век - поэзия и поэты

Александр Блок — Молитвы

Александр Блок
Авторы по алфавиту
A Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я








Молитвы

				Наш Арго!
					Андрей Белый

		     1.

Сторожим у входа в терем,
	Верные рабы.
Страстно верим, выси мерим,
	Вечно ждем трубы.

Вечно — завтра. У решотки
	Каждый день и час
Славословит голос четкий
	Одного из нас.

Воздух полон воздыханий,
	Грозовых надежд,
Высь горит от несмыканий
	Воспаленных вежд.

Ангел розовый укажет,
	Скажет:  «Вот она:
Бисер нижет,  в нити вяжет —
	Вечная Весна».

В светлый миг услышим звуки
	Отходящих бурь.
Молча свяжем вместе руки,
	Отлетим в лазурь.

2.   Утренняя

До утра  мы в комнатах спорим,
На рассвете один из нас
Выступает к розовым зорям —
Золотой приветствовать час.
Высоко он стоит над нами —
Тонкий профиль на бледной заре.
За плечами его,  за плечами —
Все поля и леса в серебре.
Так стоит в кругу серебристом,
Величав,  милосерд и строг.
На челе его бледно-чистом
Мы читаем,  что близок срок.

3. Вечерняя

Солнце сходит на запад.  Молчанье.
Задремала моя суета.
Окружающих мерно дыханье.
Впереди — огневая черта.

Я зову тебя,  смертный товарищ!
Выходи!  Расступайся,  земля!
На золе прогремевших пожарищ
Я стою,  мою жизнь утоля.

Приходи, мою сонь исповедай,
Причасти и уста оботри...
Утоли меня тихой победой
Распылавшейся алой зари.

4.   Ночная
			Они Ее видят!
					В. Брюсов

Тебе... Чей Сумрак был так ярок,
Чей Голос тихостью  зовет,—
Приподними небесных арок
Всё опускающийся свод.
Мой час молитвенный недолог —
Заутра обуяет сон.
Еще звенит в душе осколок
Былых и  будущих времен.
И в этот час, который краток,
Душой измученной зову:
Явись!  продли еще остаток
Минут,  мелькнувших наяву!
Тебе, Чья Тень давно трепещет
В закатно-розовой пыли!
Пред Кем томится и скрежещет
Суровый маг моей земли!
Тебя — племен последних Знамя,
Ты,  Воскрешающая Тень!
Зову Тебя! Склонись над нами!
Нас ризой тихости одень!

5.    Ночная

Спи. Да будет твой сон спокоен.
Я молюсь. Я дыханью  внемлю.
Я грущу,  как заоблачный воин,
Уронивший панцирь на землю.

Бесконечно легко мое бремя.
Тяжелы только эти миги.
Всё снесет золотое время:
Мои цепи, думы и книги.

Кто бунтует,— в том сердце щедро,
Но безмерно прав молчаливый.
Я томлюсь у Ливанского кедра,
Ты — в тени под мирной оливой.

Я безумец! Мне  в сердце вонзили
Красноватый уголь пророка!
Ветви мира тебя осенили...
Непробудная... Спи до срока.

Март—апрель 1904